Размер имеет значение: 20 лет фильму «Годзилла»

История создания бодрой суррогат-кайдзю экранизации

Немца хлебом не корми, а дай помечтать, как разносятся в клочья символы американского неоколониализма – Белый дом, Статуя Свободы, Манхэттен и прочие достопримечательности капиталистической сверхдержавы. А чтобы не было никаких двусмысленных подозрений, немец все эти разрушения дорогущей муниципальной собственности доверяет то климатическим катаклизмам, то геологическим сдвигам, то неугомонным террористам, то злобным пришельцам.

Но, пожалуй, самый своеобразный и лихой демонтаж символов Американской демократии приключился у немца Роланда Эммериха в фильме «Годзилла», который отмечает сегодня своё 20-летие.

Фильм вошёл в тройку кассовых лидеров года и по сей день пользуется у нашего зрителя определённой популярностью – всё-таки, именно с него началось знакомство с Годзиллой у подавляющего большинства наших киноманов –  однако у проекта, как оказалось, довольно-таки драматичная и продолжительная история пути на широкие экраны.

Впервые о возможности съёмок фильма о Короле монстров заговорили в Голливуде ещё в начале ’80-ых.


Режиссёр Стив Майнер на съёмках «Пятница, 13 3D». (Майнер справа)

Интерес к Годзилле проявил постановщик Стив Майнер, известный такими своими фильмами ужасов, как «Пятница, 13-ое», «Чернокнижник» и «Хэллоуин: 20 лет спустя». Майнер провёл успешные переговоры с японской студией Toho – той самой, что сняла самый первый фильм о Годзилле и успешно продолжает это делать уже более полувека.


Фред Деккер на съёмках фильма «РобоКоп III» (Деккер слева)

Заполучив права на использование персонажа, Майнер нанял Фреда Деккера для написания оригинального сценария и художника Уильяма Стаута, который сделал на основе работы Деккера раскадровки и концепт-арты.


Концепт-арт Годзиллы. Художник Уильям Стаут

К сожалению, этих усилий оказалось недостаточно: бюджета, столь необходимого для запуска съёмок, отыскать так и не удалось и в 1983-ем году авторские права вернулись обратно студии Toho. Почти 10 следующих лет Годзиллой в Голливуде не интересовались.

Новая попытка реанимации проекта была предпринята в 1992-ом году. И на этот раз инициатива исходила не от отдельно взятого постановщика, а от студии TriStar Pictures. Продюсеры были нацелены весьма серьёзно и строили довольно амбициозные планы по созданию целой трилогии.


Оригинальный «Годзилла» возник как предостережение ядерного холокоста

По результатам переговоров с Toho было принято решение сохранить оригинальный подход к изображению Годзиллы как символа разрушительной мощи технологий в целом и ядерного оружия в частности. Это нашло крайне живой отклик со стороны японцев: режиссёры предыдущих фильмов, постановщики спецэффектов и даже актёры, игравшие в фильмах Годзиллу – все делились своим воодушевлением и нескрываемым оптимизмом.

За написание сценария взялись Тэд Эллиот и Терри Росси: этот дуэт авторов ранее работал над сценарием Диснеевского хита «Аладдин». К концу 1994-го года сценарий был готов, и проект возглавил постановщик Ян де Бонт, который только-только завершил работу над своим режиссёрским дебютом – боевиком «Скорость» с Сандрой Буллок и Киану Ривзом.

Steve Miner.jpg
Ян де Бонт и Киану Ривз на съёмках фильма «Скорость»

Де Бонт планировал выпустить фильм на экраны в 1996-ом году, но вскоре студия от его услуг отказалась. Согласно официальной версии, причиной увольнения послужила несговорчивость де Бонта в вопросе финансирования: на реализацию задуманного ему требовалось более $100 млн.

И задумано в той первой версии сценария было немало интересного.

Годзилла, например, описывался как мифическое создание, сотворённое древними полубогами-атлантами для защиты Земли. В наши дни исполин пробуждается, чтобы сойтись в схватке с другим кайдзю, который в сценарии был назван “Грифон” и описывался, как внеземное существо, способное менять свою форму и обличие. Разумеется, ареной их противостояния были США, а финальная их битва развернулась бы среди небоскрёбов Нью-Йорка.

Stan Winston.jpg
Дизайн Годзиллы от Стэна Уинстона

К воплощению этих идей была привлечена студия визуальных и практических эффектов легендарного Стэна Уинстона, ранее работавшего над созданием эндоскелета Терминатора и костюмов Чужого и Хищника. Уинстон, вдохновлённый оригинальной серией старых фильмов, сделал скульптуры Годзиллы и Грифона, но с уходом де Бонта все работы были свёрнуты.


Стэн Уинстон (сидит) на съёмках боевика «Хищник»

Вскоре проект попал в поле зрения Роланда Эммериха, на тот момент занятого на съёмках «Дня независимости». Ещё до выхода «Дня…» он был утверждён в должности режиссёра и первым делом отдал распоряжение Эллиоту и Росси полностью переработать первоначальный сценарий.

Patrick.jpg
«День независимости». Фото со съёмок

И если сценаристы свои рабочие места сохранили, то вместо Стэна Уинстона была нанята другая команда дизайнеров и мастеров спецэффектов. Возглавил её Патрик Татопулос, с которым Эммерих сотрудничал на съёмках «Дня независимости».


Дизайн Годзиллы от Патрика Татопулоса

Татопулос получил полную творческую свободу и первоначальный вариант Годзиллы был весьма далёк от того, который мы увидели в готовой ленте.

Годзилла задумывался как гигантское прямоходящее существо, что было близко к японскому канону. Однако вскоре из мифического монстра он превратился в огромную рептилию, передвигающуюся на задних лапах.


Патрик Татопулос в мастерской спецэффектов

После пятнадцати лет, минувших с момента первой попытки снять фильм в Америке, Годзилла, наконец, был готов покорить мировые кинорынки.

Вокруг ленты умело нагнеталась атмосфера загадочности. Например, было решено отказаться от использования в рекламной кампании полноразмерного изображения Годзиллы. С этой идеей выступил сам Эммерих, и поначалу она была воспринята довольно прохладно, но режиссёру всё же удалось настоять на своём.


Целиком Годзиллу зритель не видел ни на обложках видеоизданий…


…ни на официальных плакатах к фильму

Кроме того, 300 организаций, вовлечённых в процесс создания и продвижения картины, подписали со студией договоры о неразглашении.

Отдельно стоит отметить заочное противостояние со Стивеном Спилбергом и его «Парком Юрского периода». Специально для пиар-кампании «Годзиллы», Роланд Эммерих снял рекламный ролик, в котором скелет Тираннозавра, выставленный в Музее естествознания, растаптывается огромной стопой кайдзю. Съёмки стоили студии дополнительные $600.000, но на что только ни пойдёшь в попытке заявить о своих притязаниях на звание короля бокс-оффиса.


Помимо передовой компьютерной графики в фильме использовали макеты…


…и даже актёров в костюме

К сожалению, Эммерих не только не превзошёл успех «Парка Юрского периода», но даже не повторил успех своего собственного предыдущего фильма. «Годзилла», конечно же, был весьма успешен и по итогу года стал третьим в мире, уступив «Армагеддону» Майкла Бэя и «Спасти рядового Райана» Спилберга, которого Эммерих так хотел одолеть.

Однако в самих США картина едва вскочила в десятку лучших, получив от критиков разгромные рецензии.

Ленту называли похожей на аттракцион в парке; упрекали за отсутствие сюрпризов и острых ощущений; указывали на слабый сюжет и хромающую логику, а The Washington Post и вовсе нарекла фильм Эммериха “колоссально скучным”.

Что ж, возможно, все они правы и «Годзилла» действительно заслужил весь этот негатив. Фильм отказался от пацифистской морали, попрал канон и мифологию, столь чтимую фанатами японских фильмов, и сосредоточился на нон-стоп экшене.


Жан Рено, Мэтью Бродерик и Роланд Эммерих на съёмках

Но для поколения эры VHS именно эта картина стала первым знакомством со столь диковинным миром кайдзю. И подобно первой любви, для таких фильмов в сердцах и памяти всегда есть потайной уголок, где Леон и Феррис Бьюллер, гоняющиеся за исполинской игуаной, не вызывают ничего, кроме улыбки и приятных воспоминаний.


Копирование материалов возможно
только c указанием активной ссылки на geexfiles.com

Алексей Турчин

Алексей Турчин

Пришел сюда жевать жвачку и рассказывать про кино... и всю жвачку уже пережевал.
Алексей Турчин
Alex Turchin

About Алексей Турчин

Пришел сюда жевать жвачку и рассказывать про кино... и всю жвачку уже пережевал.